Михаил Лёзин



index | работы | биография | тексты | контакт


Приступая к созданию новой работы, я не стремлюсь к какому-то заранее намеченному результату. Процесс более значим. Случайность является основополагающим принципом. В качестве основы я предпочитаю дешёвую бумагу, брезент, дерево, краски - строительные пигменты и колеры, масло и алкид, карандаш и масляную пастель. Меня интересует проблема взаимодействия живописных элементов и технического рисования. Возможность сосуществования и дискуссии начальной бесформенности и геометрических структур. Также мне интересен процесс "старения" работ - изменение красочного слоя, пожелтение бумаги. Каждая работа, как живой организм, "движется" во времени, приобретая новые свойства.

Параллельно с живописью и рисованием я занимаюсь музыкой. Область моих музыкальных экспериментов составляют даб и нойз, и это в значительной степени определяет характер моего искусства. Если нойз это деконструкция, то даб - архитектура. Живописный шум, сырой и несдержанный глитч. В шум вплетается структурированный чёткостью чёрного контура даб. Я лишь манипулирую ритмом и саундом каждой картины в момент её создания. В итоге на бумаге или на холсте может возникнуть ландшафт или каллиграфическая композиция.

Михаил Лёзин, 2008



Михаил Лёзин (Тольятти) - художник, музыкант (дискография его проектов начитывает почти сотню альбомов), поэт, организатор множества арт-событий в Тольятти и за его пределами. При всем разнообразии интересов этого художника, одно, наверное, остается неизменным - импровизационное начало в его творчестве. Он не столько “обрабатывает материал”, сколько позволяет ему “показать себя”, следуя за природой туши, масла, ткани, звука. В визуальном искусстве художник, как правило, работает в жанре абстракции, в музыке - экспериментирует с разнообразными шумами. И в том и другом случае очень важным остается ритм и бережное отношение к фактуре материала. Картины часто “собираются” на месте выставки из найденных тканей и вещей, музыка балансирует на грани хаоса, создаемого нойзом, и порядка, вносимого ритмом. Это внимание к природе материала и позволяет проводить параллели с поэтами и художниками лианозовской школы.
В то же время, не отрицая влияния таких художников, как Оскар Рабин, сам Михаил Лёзин чаще апеллирует в своем творчестве к опыту русских футуристов левого крыла - от Хлебникова и Крученых до Введенского (которым, впрочем, лианозовцы в какой-то степени наследуют). Одному из них, Тихону Чурилину и посвящены представляемые в Самарском литературном музее концерт и выставка.

Андрей Рымарь, июль 2013



Brief Concessions to Silence: Sh*t Happiness, Mikhail Lezin, and Electric Turtle
Massive Distortion: Tacky Dimes, Mikhail Lezin, and Lust
Mikhail Lezin: Extreme Formalism from the Depths of a Concrete City
Sabaka and Dya: The Tensions between Melody and Primitivism, Format and Noise
Dya: No Rehearsals, No Overdubs, and a Loud “Initial Formlessness”
Pokhot’: The Abstract Appeal of “Singalong Horror Death-Core”
интервью в арт-резиденции в Шаргороде, 2008
guelman.ru/gallery/moscow/small